Майкл Суэнвик
Скерцо с тиранозавром
Scherzo with Tyrannosaur - 1999
Hugo Award, 2000 // Рассказ (Short Story)
(номинировался на Nebula в разделе Short Story)



    Кейбордист играл подборку сонат Скарлотти для клавесина, коротенькие и изящные в своей сложности пьески в одну-две минуты длиной, а за окном тем временем неслось стадо хадрозавров. Сотни утиноклювых бестий вздымали облаком пыль, ухая на мило приглушенной, почти музыкальной ноте. Зрелище захватывало дух. Но только что подали hors d'oeuvres [1]: плезиозавр в водорослях, белуга на ломтиках яйца майазавра, крохотные канапе с жарким из додо и еще десяток других лакомств. Так что паническое бегство заурядных травоядных просто не могло с таким тягаться.
    Никто особо не обращал на них внимания.
    Кроме мальчишки. Он вглядывался в окно с напряженной жадностью, необычной даже для мальчика его лет. Я решил, что ему лет десять.
    Подхватив бокал шампанского с подноса, я подошел к окну.
    - Нравится, дружок?
    - Как, по-вашему, что их напугало? - не оборачиваясь, спросил парнишка. - Это был не… - Тут он увидел ковбоев на джипах и сразу погрустнел. - Ну да.
    - Приходится изощряться, чтобы угодить гостям, - я указал стаканом на дальний лес позади равнины, где мчалось стадо. - Но там полно всяких хищников - троодоны, дромозавры… даже старик Сатана.
    Мальчишка поглядел на меня с безмолвным вопросом.
    - Мы так прозвали покалеченного старого самца рекса, который вот уже месяц ошивается вокруг станции, роется в наших мусорных баках.
    Не стоило мне этого говорить. Парнишка был просто раздавлен. Ти-рекс подбирает объедки? Скажите, что это не так!
    - Тиранозавры охотятся на всё, что видят, - заметил я. - Как львы. Если он случайно увидит подходящую добычу, нападет, не задумываясь, уж ты мне поверь. А когда тиранозавру больно, как старику Сатане… ну, другого такого свирепого и опасного хищника и не сыщешь. Он убивает, даже когда не голоден.
    Это утешило мальчишку.
    - Хорошо, - сказал он. - Я рад.
    Мы еще несколько минут молча всматривались в опушку леса, выискивая там движущуюся тень. Потом прозвенел гонг, знаменующий начало обеда, и я отослал парнишку к его столу. К тому времени последние хадрозавры уже скрылись из виду.
    Паренек ушел с видимой неохотой.
    "Бал мелового периода" был крупнейшим благотворительным обедом, какие мы давали ради сбора средств на содержание станции: сто тысяч долларов за место и в дополнение аукцион до банкета и танцы после. Плюс каждый, кто покупал весь стол на шесть персон, имел право на собственного палеонтолога - подарок устроителей.
    Я сам когда-то был застольным палеонтологом, пока не получил повышение. Теперь в смокинге и камербанде [2] я патрулировал банкетную залу, присматривая за тем, чтобы всё шло гладко.
    Появлялись и исчезали официанты. Видно было, как они скрываются за ширмами, где мы спрятали воронку времени, и тут же возникают по другую ее сторону, нагруженные тяжелыми подносами. Медальоны из стиракозавра под моцареллой из молока мастодонта - для тех, кто любит мясо. Археоптерикс-альмондин - для тех, кто предпочитает птицу. Радиччьо и папоротник - для вегетарианцев.
    И всё это под аккомпанемент музыки и приятной болтовни. И лучший пейзаж во всей Вселенной.
    К столу парнишки был приписан Дональд Хоукингс. Согласно плану, за этим столом сидела семья де Червиллов. Грузный флегматик - это богатей Джеральд, paterfamilias [3]. Подле него - Грейс, жена-трофей, теперь изящно стареющая. Рядом с ними двое гостей - Кэдиганы, которые выглядят несколько ошеломленными происходящим; вероятно, это любимчик из служащих и его супруга. Они по большей части молчат. Мрачная дочь, зовут Мелузина - в черном дизайнерском платье, которое невзначай подчеркивает великолепную грудь. Сразу видно, ей тут скучно: недовольство во плоти. А вот и парнишка по имени Филипп.
    Я не спускал с них глаз из-за Хоукингса. Он у нас новенький, и я не думал, что он долго тут продержится. Но он очаровал всех за столом. Молодой, красивый, обходительный - у него было всё, что нужно. Я заметил, как Мелузина откинулась на спинку стула, молча рассматривая его из-под темных ресниц. Хоукингс, отвечая на какие-то слова Филиппа, вспыхнул мальчишеской, "черт меня побери" улыбкой. Жар детского восторга чувствовался через всю залу. Тут загудел вибропейджер, и мне пришлось выскочить из позднего мелового периода назад на кухню, то есть на Базу в 2140 год.
    Там меня ждал офицер Службы Безопасности Времени. Главная обязанность СБВ - не допускать временных парадоксов с тем, чтобы Неизменяемость не отобрала у нас привилегий перемещения во времени. Большинство людей думают, что хронопутешествия изобрели недавно и что сделали это люди. Это всё потому, что наши спонсоры не желают оглашать свое присутствие. На кухне царила суматоха. Один официант полулежал на столе, другой скорчился на полу, прижимая к телу сломанную руку. Офицер держал обоих на мушке.
    Добрая новость: Старика тут не было. Случись что-то серьезное и опасное - бомба креационистов [4] или послание из будущего на миллион лет вперед, - он был бы уже здесь.
    Увидев меня, все загомонили разом.
    - Я ничего не делал, а этот придурок…
    - …виновен в нарушении правила Шестого Уровня…
    - …руку мне сломал, черт его побери. Об пол меня шмякнул!
    - …работать надо. Уберите их с моей кухни!
    Как выяснилось, дело тут было самое обычное: попытка передать записку. Один из стареющих официантов сговорился с другим из более позднего периода, чтобы тот передал список самых выгодных инвестиций себе молодому. Этого хватило бы, чтобы оба они стали миллиардерами. На кухне полно средств наблюдения, и представитель СБВ заметил, как бумажка переходит из рук в руки. Теперь, разумеется, конспираторы всё отрицали.
    Их затея все равно бы провалилась. Власти строго следят за историческими записями. Куш, который они собирались сорвать, выпирал бы, как флюс.
    Я уволил обоих официантов, вызвал полицию, чтобы их увели, бросил объявление о том, что ищу замену двум работникам на два часа по местному прошлому, провел инструктаж, и вот обновленный коллектив уже работал, как часы. Потом я отвел в сторону офицера и устроил ему разгон за то, что он вызвал меня в реальном времени, вместо того чтобы послать записку тремя днями раньше. Однако что случилось, то случилось. Раз уж меня вызвали, пришлось всё улаживать лично.
    Обычный сбой в системе безопасности. Ничего особенного.
    Но утомительно. И потому, отправляясь назад через воронку на станцию "На вершине холма", я установил время на несколько часов после того, как покинул банкетную залу. Вернулся я в тот момент, когда столы накрыли для десерта и кофе.
    Мне подали микрофон, и я щелкнул по нему дважды, чтобы привлечь общее внимание. Я стоял спиной к окну, за которым полыхал эффектный закат.
    - Дамы и господа, - начал я, - позвольте мне вновь приветствовать вас в позднем меловом периоде. Это последняя научно-исследовательская станция перед эпохой млекопитающих. Однако беспокоиться не о чем. До метеора, который прикончил динозавров, еще несколько тысяч лет!
    Я помолчал, давая им посмеяться, потом продолжил:
    - Если вы выгляните за окно, то увидите Джейн, нашего дино-ковбоя, которая как раз устанавливает ароматический манок.
    Джейн возилась с невысокой треногой. Она весело помахала публике, потом вернулась к работе. Блондинка, длинные волосы завязаны в хвост, коротенькие шорты цвета хаки - ну просто куколка от науки, каких обожают рекламщики. Но Джейн метила в первую десятку ведущих бихевиористов по рептилиям и прекрасно это знала. Несмотря на все наши усилия, слухи из будущего сюда всё же просачиваются.
    Вот Джейн отошла к дверям станции, на ходу раскручивая запальный шнур. Все окна станции - во втором этаже. Двери на первом - сплошь бронированные.
    - Перед началом спектакля Джейн скроется внутри, - сказал я. - Не хотелось бы мне оказаться снаружи, когда сработает манок.
    - А что в нем? - выкрикнул кто-то.
    - Кровь трицератопса. Мы надеемся подманить сюда хищника. Может быть, даже короля всех хищников. Самого Tyrannosaurus rex.
    По рядам обедающих прокатился одобрительный ропот. Все слышали о Ти-рексе. Вот он уж точно звезда. Я легко перешел на лекторский тон.
    - Если препарировать тиранозавра, увидим, что у него необычайно крутая затылочная доля, которая отвечает за обоняние, - много больше, чем другие отделы мозга, и больше, чем у любого другого животного на земле, за исключением белоголового сипа. Рекс может учуять свою добычу, - все стервятники на такое способны, но об этом я умолчал, - на расстоянии нескольких миль. Смотрите.
    Хлопнув, как детская шутиха, манок выпустил облачко розового тумана.
    Я оглянулся на стол де Червиллов и увидел, что Мелузина сбросила с ноги туфельку и пальцами забирается под штанину Хоукингса. Тот покраснел.
    Ее отец ничего не заметил. Ее мать - скорее, мачеха - заметила, но ей было плевать. На ее взгляд, это обычные женские штучки. Но я не мог не отметить, какие у Мелузины красивые ноги.
    - Еще несколько минут. И пока мы ждем, хочу обратить ваше внимание на великолепные пирожные нашего шеф-повара Руперта.
    Я умолк под вежливые аплодисменты и начал дежурный обход столов: шутка тут, пара слов похвалы там - пустая болтовня правит миром.
    Когда я добрался до стола Червиллов, лицо Хоукингса было белым, как мел.
    - Сэр! - Он прямо-таки вскочил на ноги. - На пару слов.
    Хоукингс практически оттащил меня от стола.
    Когда мы остались одни, выяснилось, что он расстроен настолько, что даже заикается:
    - Эт-та девушка, она х-хочет, ч-чтобы я…
    - Знаю, чего она хочет, - холодно отозвался я. - Она совершеннолетняя, так что сами решайте.
    - Вы не понимаете! Я просто не могу вернуться за тот стол!
    Отчаяние Хоукингса было неподдельным. Я поначалу подумал, что до него дошли какие-то слухи, темные намеки на его будущую карьеру. И всё же мне показалось, что дело не в этом. Здесь крылось что-то другое.
    - Ладно, - сказал я. - Исчезайте. Но я не люблю секретов. Напишите исчерпывающее объяснение и оставьте его в моем офисе. И никаких уверток, поняли?
    - Да, сэр. - По молодому красивому лицу разлилось облегчение. - Спасибо, сэр.
    Он уже собрался уходить.
    - Ах да, вот еще что, - сказал я, испытывая ненависть к самому себе. - И близко не подходите к своей палатке, пока не закончится благотворительный бал.
    Де Червиллы не выразили особой радости, когда я сказал им, что Хоукингсу нездоровится и я займу его место. Но я вынул из кармана зуб тиранозавра и подарил его Филиппу. Это был всего лишь обломок, - рексы то и дело теряют зубы, - но не стоило об этом упоминать.
    - На вид острый, - не без тревоги заметила миссис де Червилл.
    - К тому же с зубцами. В следующий раз, когда будешь есть стейк, попроси маму, чтобы она разрешила тебе использовать его вместо ножа, - предложил я.
    Что совершенно его покорило. Дети непостоянны. Филипп тут же позабыл о Хоукингсе.
    Чего нельзя было сказать о Мелузине. Гневно сверкая глазами, она вскочила, бросив салфетку на пол.
    - Хотелось бы мне знать, - начала она, - что вы себе…
    К счастью, тут появился Сатана.
    Тиранозавр взбежал на холм вполне резво, так что лишь опытные палеонтологи поняли: старик далеко не в лучшей форме. Даже умирающий Ти-рекс двигается быстро.
    Люди ахнули.
    Я вынул из кармана микрофон и быстро прошел к окну.
    - Ребята, нам очень повезло. Хочу сообщить тем из вас, чьи столы находятся у окна: стекло выдержит удар силой двадцать тонн на квадратный дюйм. Никакая опасность вам не грозит. Но вас ждет великолепное представление. Тем, кто обедает в дальней части залы, возможно, захочется подойти поближе.
    Юный Филипп пулей рванул с места.
    Тварь была почти уже под стеной станции.
    - Тиранозавр обладает сверхчувствительным обонянием, - напомнил я собравшимся. - Запах крови подавляет все остальные центры его мозга. Он впадает в исступление.
    Несколько капель крови брызнули на окно. Увидев нас через стекло, Сатана прыгнул и попытался разбить его своим весом.
    УУХ! - гулко откликнулось стекло и задрожало от удара. Из толпы обедающих послышались крики и визг, и несколько человек вскочили на ноги.
    По моему сигналу струнный квартет вновь взялся за смычки, а Сатана тем временем прыгал, рычал и царапал стекло - совершенная аватара неистового бешенства. Музыканты выбрали скерцо из квинтета Шостаковича для фортепиано. Скерцо считаются забавными, но большая часть их подобна неистовому музыкальному вихрю, и потому они оказываются особенно удачным аккомпанементом для выходок неистовствующих и хищных динозавров.
    УУХ! Могучая голова еще и еще ударяла в окно. Долгое время Сатана царапал окно зубами, оставляя длинные борозды.
    Филипп всем телом прижался к стеклу, словно пытаясь до минимума сократить расстояние между собой и неистовой смертью в облике динозавра. Радостно взвизгивал, когда пасть убийцы пыталась схватить его. Чудный парнишка. Мне, как и ему, хотелось как можно ближе оказаться к происходящему. Это и у меня в нутре.
    В его возрасте я был точно таким же.

    Когда, наконец, Сатана устал и в дурном настроении удалился, я вернулся к де Червиллам. Филипп возвратился в лоно семьи. Выглядел парнишка бледным и счастливым.
    Его сестра была не менее бледна. Я заметил, что она дышит мелко и часто.
    - Вы уронили салфетку.
    Я подал Мелузине сложенный вчетверо кусочек ткани. Внутри была рекламная карта размером с почтовую марку, на которой обозначалась станция "На вершине холма" и жилой комплекс за ней. Одна из палаток была обведена в кружок. Ниже стояло "Пока остальные танцуют".
    Я подписал записку "Дон".
    - Когда я вырасту, то стану палеонтологом! - горячо восклицал парнишка. - Бихевиористом, а не каким-нибудь анатомом или ковбоем.
    Тут за ним пришли, чтобы отвезти его домой. Его семья оставалась потанцевать. А Мелузина давно уже скрылась - на поиски палатки Хоукингса.
    - Рад за тебя, - сказал я и положил руку на плечо своему юному приятелю. - Заходи ко мне, когда получишь образование. Буду счастлив ввести тебя в курс дела.
    Парнишка ушел.
    Он только что подвергся инициации. Я прекрасно знал, что он сейчас чувствует. Я пережил нечто подобное, стоя перед фреской "Эра рептилий" Заллинджера в музее Пибоди в Нью-Хейвене. Это было еще до начала путешествий во времени, когда изображения динозавров были единственной доступной реальностью. Сейчас я мог бы указать на сотни неточностей на фреске. Но в то далекое пыльно-солнечное утро в Атлантиде моей юности я просто стоял, не сводя глаз с величественных тварей, и душа моя была исполнена предвкушением чуда, пока мать не утащила меня прочь.
    Жаль, Филипп был так полон любопытства и энтузиазма. Из него получился бы отличный палеонтолог. Я это видел. Однако ему не придется воплотить свои мечты. У его семьи слишком много для этого денег. Я знал это наверняка: проглядел личные дела персонала станции на ближайшую сотню лет, и его имя нигде не значилось.
    Возможно, это была самая малая из тысячи тайн, какие я хранил и какими ни с кем не мог поделиться. И всё же мне стало грустно. На мгновение я ощутил груз всех прожитых лет, всех мелких и мелочных компромиссов, всех недостойных целесообразностей. Потом я прошел через воронку времени и вернулся на час назад.
    Никем не замеченный, я выскользнул из залы и пошел дожидаться Мелузину.
    Поддерживать воронку времени очень дорого. В обычном режиме - когда мы не даем благотворительных банкетов - мы по несколько месяцев кряду проводим в поле. Отсюда - жилой комплекс с его армейскими палатками на платформах и сеткой под током высокого напряжения по периметру, чтобы не пускать внутрь монстров.
    Когда Мелузина юркнула в палатку, внутри было темно.
    - Дональд?
    - Ш-ш-ш.
    Приложив палец к ее губам, я притянул Мелузину к себе. Одна моя рука медленно скользнула вниз по ее обнаженной спине, по полоске мятого бархата, а потом снова вверх - и под ее юбку, чтобы сжать элегантный маленький зад. Она подняла голову, и мы стали целоваться глубоко и страстно.
    Потом я опрокинул ее на койку, и мы принялись раздевать друг друга. Она с мясом вырвала три пуговицы, срывая с меня рубашку.
    Мелузина бесстыдно шумела, за что я был благодарен. В постели она была требовательна и эгоистична, такая всегда даст вам знать, когда ей не нравится то, что вы делаете, и вовсе не постесняется сказать, что следует делать дальше. Она требовала уйму внимания. За что я тоже был благодарен.
    Мне нужно было отвлечься.
    Потому что, пока я в его палатке спал с женщиной, которую он не желал, Хоукингса убивали где-то на лоне природы. Согласно рабочему отчету за день, какой я напишу позже сегодня вечером и какой получил вчера, его заживо съел старый рекс, раздражительный от болей, причиняемых ему опухолью мозга. Гадкая смерть. Мне не хотелось слышать, что там происходит. Я делал всё, что мог, чтобы об этом не думать.
    Надо отдать ей должное - Мелузина своим пылом едва не подожгла палатку. Да, я ее использовал. И что с того? Это далеко не худшее из моих преступлений. Если уж на то пошло, она же не любила Хоукингса, на деле даже не знала его. Она была просто избалованной стервой, богатой искательницей приключений, жаждавшей сувенира на память. Еще одна галочка в коробке с презервативами. Я прекрасно знал этот тип. Дополнительный бонус нашей профессии.
    В изголовье кровати стоял свежезаконсервированный череп трицератопса. Он слегка поблескивал, маячил бледным силуэтом в темноте. Мелузина ухватилась за один рог так крепко, что сам череп принялся греметь о доски пола.
    После она ушла, счастливо благоухая закрепителем для кости. Каждый из нас получил небольшое удовольствие. За всё это время я не произнес ни слова, а она этого даже не заметила.

    Ти-рекс - не ахти какой хищник. Впрочем, чтобы убить человека, особого уменья не надо. Слишком медлительные, когда бежим, слишком большие, чтобы спрятаться, - мы отличная добыча для тиранозавра.
    Когда были найдены останки Хоукингса, волнение охватило весь лагерь. Я прошел через всё это на автопилоте: безразлично отдал приказы пристрелить Сатану, послать останки в будущее, а все бумаги - мне в офис. Потом я собрал персонал станции и прочитал им лекцию о Парадоксе. Никто не должен проговориться о том, что здесь случилось. Те, кто проболтается, будут тут же уволены. Затем последуют иски. Тяжкие последствия. Взыскания. Штрафы.
    И так далее.
    Было два часа ночи, когда я наконец вернулся в офис, чтобы написать рабочий отчет о прошедшем дне.
    Записка Хоукингса была уже там, ждала меня. Я совсем о ней забыл. Я было подумал, не отложить ли ее до завтра.
    Но потом решил: чувствую я себя сейчас так плохо, что хуже уже не будет. Можно и сейчас с этим покончить.
    Я включил видеоблокнот. На экранчике возникло бледное лицо Хоукингса. Натянуто чопорно, словно сознаваясь в преступлении, он сказал:
    - Моя семья не хотела, чтобы я стал ученым. Мне полагалось оставаться дома и управлять деньгами семьи. Оставаться дома и гнить.
    Его лицо скривилось от каких-то давних воспоминаний.
    - И потому, первое, что вам следует знать: Дональд Хоукингс не настоящее мое имя.
    Моя мама была весьма ветреной в юности. Думаю, она даже не знала, кто мой отец. И поэтому, когда она меня родила, всё дело попытались замять. Меня вырастили дед с бабкой. Они решили, что уже слишком стары для воспитания детей, и отправили меня в то время, когда еще были помоложе, что позволило им вырастить меня вместе с моей матерью. До пятнадцати лет я даже не знал, что она мне вовсе не сестра.
    Мое настоящее имя Филипп де Червилл. Я поменялся с другим палеонтологом, чтобы встретиться с собой маленьким. Но тут Мелузина - моя мать - начала со мной заигрывать. Так что теперь вы, наверное, поймете, - он сконфуженно усмехнулся, - мне отнюдь не хотелось идти путем Эдипа.
    Экран погас и тут же зажегся снова. Он решил сказать еще кое-что напоследок.
    - Ах да, я хотел добавить… то, что вы мне сегодня сказали - когда я был маленький… ваше поощрение. И зуб. Ну… это очень много для меня значило. Так что, э-э-э… спасибо.
    Экран снова погас.
    Я опустил голову на руки. Всё пульсировало, будто целая Вселенная сосредоточилась в гнилом зубе. Или, быть может, в опухоли мозга старого больного динозавра. Я не глуп. Я тут же увидел все скрытые смыслы.
    Парнишка - Филипп - был моим сыном.
    Хоукингс был моим сыном.
    Я даже не знал, что у меня есть сын, а теперь он мертв.
    После нескольких блеклых, пустых минут я принялся за работу: стал прочерчивать линии времени в голопространстве рабочей станции над столом. Простая двойная петля - для Хоукингса/Филиппа. Более сложная фигура - для меня самого. Потом я учел такие факторы, как офицеры СБВ, официанты, палеонтологи, музыканты, рабочие, которые первоначально построили станцию и которые под конец разберут все конструкции, когда мы тут закончим… несколько сотен отдельных индивидуумов.
    Получилась чертовски сложная фигура.
    Похожая на Гордиев узел.
    Потом с трудом я начал составлять памятку более молодому себе. Из углеродистой стали, обоюдоострый дамасский меч. Меч-меморандум, который разрубит научно-исследовательскую станцию "На вершине холма" на тысячи конвульсивно содрогающихся парадоксальных фрагментов.
    Найми этого, уволь ту, оставь сотню молодых ученых, здоровых и способных к размножению, в прошлом, на один миллион лет до нашей эры. Ах да, и не зачинай никаких детей.
    Спонсоры наши после такого набросятся на нас, как рой разъяренных ос. Неизменяемость вырвет путешествия во времени из рук человечества. Всё, связанное с ними, уйдет в мертвую петлю и, исчезнув из реальности, ввергнется в дезинтеграцию квантовой неопределенности. Станция "На вершине холма" растворится в области вероятности и домыслов. Исследования и находки тысяч преданных своему делу ученых исчезнут из сферы человеческого знания. Мой сын никогда не будет ни зачат, ни рожден, ни послан бессердечно на смерть.
    Всё, на достижение чего я потратил целую жизнь, будет разрушено.
    На мой взгляд, звучало неплохо.
    Когда памятная записка была завершена, я снабдил ее пометками НЕОТЛОЖНО и ТОЛЬКО ДЛЯ МОИХ ГЛАЗ. А потом подготовился послать на три месяца вспять.
    За спиной у меня раздался щелчок, и открылась дверь. Я повернулся всем телом в вертящемся кресле. Ко мне пришел единственный во всём мироздании человек, который мог бы остановить меня.
    - Парнишка получил двадцать четыре года жизни, - сказал Старик. - Не отбирай их у него.
    Подняв голову, я поглядел ему в глаза.
    В мои собственные глаза.
    Эти глаза завораживали меня и внушали отвращение. Они были темно-карими и гнездились среди накопившихся за целую жизнь морщин. Я работал с ним с того дня, как поступил на станцию "На вершине холма", и эти глаза по сей день оставались для меня загадкой, - совершенно непроницаемые. Они заставляли меня чувствовать себя так, как чувствует мышь под взглядом змеи.
    - Не в мальчишке дело, - сказал я. - Вообще во всём.
    - Я знаю.
    - Я только сегодня вечером его встретил, я хочу сказать, Филиппа. Хоукингс, - он был всего лишь новый рекрут. Я едва его знал.
    Старик закрыл бутылку "гленливета" и убрал ее назад в бар. А я и не заметил, что всё это время пил.
    - Я всё забываю, каким эмоциональным был в молодости, - сказал он.
    - Я вовсе не чувствую себя молодым.
    - Подожди, пока доживешь до моих лет.
    Не знаю наверняка, сколько лет Старику. Для тех, кто играет в эту игру, существуют медикаментозные способы продления жизни, а Старик играет в эту паршивую игру так долго, что практически уже заправляет ею. Мне известно одно: он и я - один и тот же человек.
    Внезапно мои мысли приняли неожиданный оборот.
    - Черт бы побрал этого идиота! - выпалил я. - Что он вообще делал за пределами периметра?
    Старик пожал плечами.
    - Любопытство. Все ученые любопытны. Он что-то увидел и пошел посмотреть… Оставь, малыш. Что сделано, то сделано.
    Я поглядел на памятную записку самому себе.
    - Мы выясним.
    Он положил подле моей записки вторую.
    - Я взял на себя смелость написать это для тебя. Думал избавить тебя от боли ее составлять.
    Я пробежал текст глазами. Это была та самая бумага, которую я получил вчера. "Хоукингс подвергся нападению и был убит Сатаной вскоре после полуночи по местному времени, - процитировал я. - Примите меры предосторожности, чтобы предотвратить распространение слухов".
    Меня захлестнуло отвращение.
    - Вот потому-то я и собираюсь взорвать всю эту дрянную систему. Ты думаешь, я хочу стать человеком, который способен отправить на смерть собственного сына? Ты думаешь, я хочу стать тобой?
    Это его задело. Долгое время Старик стоял передо мной молча.
    - Послушай, - наконец сказал он. - Помнишь тот день в музее Пибоди?
    - Сам знаешь, что помню.
    - Я стоял тогда перед той фреской и всем своим сердцем - всем твоим сердцем - желал увидеть настоящего, живого динозавра. Но и тогда, даже восьмилетним мальчиком, я знал: такого не случится. Есть вещи, которые просто не могут произойти.
    Я молчал.
    - Господь вручает тебе чудо, - сказал он. - Не отказывайся от него.
    Потом он ушел.
    А я остался
    Дело было за мной. Два возможных будущих лежали бок о бок на моем столе, и я мог выбрать любое из них. Вселенная по природе своей нестабильна в каждом мгновении. Если бы не были возможны парадоксы, никто не стал бы тратить силы на то, чтобы предотвратить их. Старик доверил мне взвесить все существенные факторы, принять верное решение и жить с его последствиями.
    Это было самое жестокое, что он когда-либо проделывал со мной.
    Мысль о жестокости напомнила мне о глазах Старика. Глаза - настолько глубокие, что в них можно утонуть. Глаза - настолько темные, что нельзя сказать, сколько трупов погребено в них. И после стольких лет работы с ним я всё еще не могу сказать: это глаза святого или самого черного человека на свете.
    Передо мной - две памятные записки. Я потянулся за одной, помедлил, убрал руку. Внезапно выбор перестал казаться мне столь уж простым.
    Ночь была противоестественно тиха. Словно бы всё в мире затаило дыхание в ожидании моего решения.
    Я потянулся за памятными записками.
    Я выбрал одну.

    Перевод: Анна Комаринец
    ________
    [1] Закуски (франц.).
    [2] Широкий пояс-шарф, повязываемый поверх панталон под фрак.
    [3] Отец семейства.
    [4] Креационизм - религиозное учение о божественном сотворении мира.

[Англоязычная фантастика - рассказы]


Сайт создан в системе uCoz